Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
03:46 

...

без тебя я немножко Долороза...
они постоянно ёрзают - редко сидят смирно;
пахнут духами, мечтами, какой-то едой, жасмином,
летним воздухом с примесью разговоров о даче;
обожают твердить упрямо "навсегда" или "никогда", чем
выводят из равновесия ощущенье момента;
красятся очень умело и незаметно
бросают короткие взгляды с дальним прицелом;
считают, что можно схуднуть на пару кило, но в целом,
они ничего себе; ненавидят разглаживать кудри;
усматривают женитьбу практически в каждом утре,
помеченном тэгами "кофе в постель" и "брился";
порой готовы, принцессу приняв за принца,
в миг изменить убеждения и подружек;
раз в неделю стабильно считают "нужен
какой-то план: как жить, как - чёрт возьми! - развиваться";
умеют в постели всё: от гопака до вальса,
но тщательно это скрывают; не смотрят порно;
считают, что пресловутый стакан на половину полный;
в тоненькие ниточки выщипывают брови;
обожают страдающих мачо, таких, как броуди;
носят в сумочке жизнь, ключи от квартиры, пудру;
и (возвращаясь к прошедшему выше утру)
читают за завтраком - да да! кофе и ломтик сыра -
чей-то жж. может быть, мой.

03:44 

...

без тебя я немножко Долороза...
послушай меня внимательно и не спорь:
сегодня ночью всё чётче, спокойней, ближе
мне открывалось - из тысячи тысяч спор
животной нежности, нас с тобою хранившей

такое количество лет и сплетен, теперь
нет ни одной. как пустая головка мака,
моё нутро. в нём гулко. перетерпеть
и перешагнуть? с изяществом наркомана

я вру себе, что ты держишь меня, что ты
сильнее, мудрее, (о чёрт!) грациозней в решеньях,
от этой лжи, сладчайшей до тошноты,
мне безысходность удавкой сжимает шею

так, что не выдохнуть (бисером - "в" и "на")
и не вдохнуть. (Господи, что это было?)
и ощущение: занавес? эээ... финал!
и осознание: ты меня разлюбила.

03:43 

...

без тебя я немножко Долороза...
тише воды.
ниже травы.
можно на ты.
можно на Вы.

девочка-мёд.
женщина-яд.
мне невдомёк,
кто из них - я.

горькая кровь.
сладкий елей.
ступни укрой
шкурой моей.

терпкий коньяк,
душный кальян:
дремлет моя
странная явь,

видит цветы,
видит холмы.
милая ты.
милая, Вы...

03:42 

...

без тебя я немножко Долороза...
кто только тебе обо мне ни говорит...
вот я тискаюсь в клубе, вот улетаю в Мадрид,
вот с какой-то девушкой (на вид за тридцать слегка)
целуюсь в машине прямо у ЦДХ.

кто только тебе обо мне ни сложил рассказ...
про то, как со мною у этой был первый раз,
про то, какие цветы я дарила тем,
про то, что ловко двигаюсь в темноте.

кто только тебе не сигналит: гляди! гляди!
не её ли плащ колышется впереди?
не её ли стрижка? (чудовищно обросла!)

ты уже не помнишь ни месяца, ни числа
нашей встречи, забыла и голос, и запах мой -
разговоры сжирают меня у тебя, как моль
ест свитер уютный - попробуй потом зашей.

сбережешь меня, а? вот лавандовое саше...

19:23 

....

Rebelle fleur Schoen
Doch unter deinem Dekollté tut es immer immer wieder so weh...
Залюбила тебя, заласкала,
Оградила от быта оков,
Ночью нежные покрывала
Я ткала из таинственных снов.
Утром взгляды твои ловила,
Все прощала тебе вновь и вновь,
То хрустальным сияньем манила
В неизвестные дали любовь.

Только раз, распрощавшись со снами,
Вижу — третий наш в небе распятый.
А недавно он был еще с нами,
Ввысь летел словно ангел крылатый.
Все смешалось вокруг — снова врозь,
Мир сломался в горючей слезинке,
И пробили мне сердце насквозь
Две холодные серые льдинки.

Зажалела тебя, захвалила,
От несчастий старалась укрыть,
По утрам осторожно ходила —
Все боялась тебя разбудить.
Ничего никогда не спросила,
Лишь дарила себя любя.
Я тебе все на свете простила.
Только ты не простила меня….

02:57 

Rebelle fleur Schoen
Doch unter deinem Dekollté tut es immer immer wieder so weh...
живу хорошо: летаю, отталкиваясь от стен;
принимаю попеременно то супрастин, то гостей;
сомневаюсь: сначала - в страсти, потом - в родстве...
похоже, за десять лет никаких изменений особых.

а ты? также смотришь на губы каждого, с кем
говоришь? способна увидеть картину в любом мазке?
купила ребенку и велосипед, и скейт?
по-прежнему любишь трио и против соло?

в москве весна. воздух легче, а день плотней.
я хожу в самый лучший театр - театр теней,
где мне близка лишь одна, но я не успею за ней.
поймать ее - все равно, что гулять по глади

воды. а в мадриде? какие спектакли там
ставят для тех, кто дерзок не по годам?
для тех, кто то мадемуазель, то мадам?

ты у меня - как в фотоаппарате,
стареньком "зорком", не цифровом ничуть,
с катышком пленки, похожим на черный кокон -
хранишься в памяти, которую я лечу
все чаще тем, что запрещено законом.

02:54 

Rebelle fleur Schoen
Doch unter deinem Dekollté tut es immer immer wieder so weh...
такого ли ты хотела
слиянья нутра и формы:
белая замша лютена,
тосканская кожа форда,
мой рот, в плавной драке рваный
твоим, не менее жарким,
чем воздух вокруг? нирвана
июльская: тел пижамки
усеяны пряным потом -
гвоздика, зира, какао.
не хочется на работу...
желаниям потакая,
любуюсь тобой: твой профиль
на фоне бойницы в восемь
особенно мягок. кофе?
подрагивает подносик
в ладонях моих, пропахших
фантазиями. какой же -
лютена белая замша,
форда тосканская кожа -
мне запах надеть сегодня?

02:53 

Rebelle fleur Schoen
Doch unter deinem Dekollté tut es immer immer wieder so weh...
сидит. спина прямая. всё строго, чинно -
салфетки хрустят, официанты тоже.
думает: "мисс икс ее не приручила,
равно как миссис игрек." и, подытожив
что-то в уме, она произносит: "едем!"
берет меня за руку цепким браслетом кисти,
не глядя в глаза ни мне, ни столам соседним,
и тащит на выход. воздух горячий, кислый
от смога московского, бьёт по ноздрям. легонько
впускаю пальцы в её смоляные кудри
и кратко целую губы - мой привкус горький
она ощутит несомненно. спустя секунду
ударит меня, оставляя трилистник алый
на левой щеке, разъяренно и деловито.

ну что ж. вот и все. сегодня я дописала
последнюю букву латинского алфавита.

02:52 

Rebelle fleur Schoen
Doch unter deinem Dekollté tut es immer immer wieder so weh...
любишь играться - айсикью, гуглток, скайп.
ах поводок то натягивать, то отпускать;
ах превращать ладонь, то в подушку, то в плётку. на!
горлом идёт жирная тишина.
а ты мне снишься так беспощадно, так
бескомпромиссно, что не избежать атак:
табачных на лёгкие. кто тебя научил
вскрывать мне жилы одним движением? чик -
тоненькой алой струйкою потекла,
тоненькой алой стрункою. как игла
входит в разрытую вену, так входишь ты
в каждую нору мою. отполированный штык
твоих упрёков ни разу не попадал
мимо - это талант, моя девочка, это дар!

равно как я щедро одарена
умением чуять острое и нарываться на.

03:17 

Пруденс.Патриция.Пенелопа.
Благоразумие. Величие. Преданность.
этим болеют и потаскухи, и леди:
вот уже месяц единственный смысл мой
в том, чтоб расстегивать пуговицы и раздвигать колени -
или твои, моя девочка, или перед тобой.

этому невозможно сопротивляться:
вот уже месяц на запястьях и шее я
ношу следы бесстыдных капитуляций -
темнолиловая рваная чешуя.

это раздавит избытком серотонина:
вот уже месяц лабиринты набухших жил
тормошит ощущение жизни. и жилы поют. они на
удивление стойки. только одна дрожит.

височная.

03:16 

Пруденс.Патриция.Пенелопа.
Благоразумие. Величие. Преданность.
то ли устала. то ли простужена.
мягкий коньяк вместо ужина. сужена
больно гортань - я глотаю с усилием.
глаза, согреваясь, становятся синими
и смотрят: на сумрак, повисший над городом,
почти превратившийся в ночь - год от года он
всё гуще. на дождь, языком лакирующий
брусчатку. на чей-то livejournal dot com. и на ru еще.
на женщину, чье одиночество явное
любой бы заметил, замечу и я, но ей
плевать. на сигару. на более менее
спокойный бульвар. на тарелку с пельменями,
парящую так ароматно, что хочется
всех: вечер, табак, дождь, страстной, одиночество
с ладоней кормить, по загривку поглаживать,
и слушать их шепот, и - самое важное -
ловить, как под сердцем, чуть-чуть ниже дании
стучат вместо пульса часы ожидания.
текут, оставляя то шрамы, то ссадины,
то просто штрихи.

я дождусь.
обязательно.

03:15 

Пруденс.Патриция.Пенелопа.
Благоразумие. Величие. Преданность.
ты права:
- можно чудить, но не в тридцать же лет!
- каждая, кто поведется со мной, будет потом жалеть
- я использую женщин, чтобы было на чьих
спинах писать
- у меня дрянная начинка

- всё, что мне интересно - это животный секс
- теперь понятно, почему меня не вынес ижевск
- я не умею любить никого, кроме себя самой
- после того, как я исчезаю, хочется крикнуть "смойте!"

- я, как переходящее знамя: то там, то здесь
- на меня нужно вешать табличку "полный пиздец"
- я иду исключительно по головам
- утопить бы меня в любой обожаемой мною ванне

- от меня можно ждать только красивых па
- все свои грехи я валю на феназепам
- я - фейерверк или хлопушка, но не огонь
- интересно, надолго ли хватит патронов в моей обойме?

ты права! права в каждом слове, но - чертчертчерт! -
почему столько дней ты в мое утыкалась плечо?

03:13 

Пруденс.Патриция.Пенелопа.
Благоразумие. Величие. Преданность.
- смотри, я стала совсем седая.
еще и поправилась после родов.

- скажи, что ты будешь со мной всегда, я
боюсь лишиться, как кислорода,
насмешек твоих и улыбок. восемь
лет ты кормишь меня желаньем,
в ответ ничего не требуя вовсе.

- седая. уставшая. пожилая.
совсем уже тётка! а ты могла бы
любить меня вот такой нелепой?

слезы. нежность течёт по гландам,
табачными крошками драным. лето.
месяц в ладони сорвался - вот же!
желтый, чуть-чуть по краям голубее...
и шёпотом, чтобы не растревожить
заснувшего сына, кричу тебе я:

- ты слышишь, родная, ты мне родная!
и я любая - без сна и дна - я,
даже когда мой компас сломан,
люблю тебя твёрдо и безусловно.

03:12 

Пруденс.Патриция.Пенелопа.
Благоразумие. Величие. Преданность.
я играю с болью в прятки.
я закутываю в тряпки
свой отрубленный мизинец.
покупаю в магазине
что-то крепкое до рвоты -
тьфу ты ну ты ну ты но ты…
ноты плещутся в бокале,
ноты цепкими руками
гладят днище корабля:
скажешь «пли!» – ответит ля.
замирает фортепьяно
под ладонями-репьями
бледнолицего гарсона
полупьяно-полусонно.
обожги меня аккордом,
накорми меня поп-корном,
будь мне нянькой, мамкой, будь
ты моей хоть кем-нибудь.
дотащив себя до кромки,
я пойду на курсы кройки
и, наверное, шитья.
«в слове мы сто тысяч я» -
мне пора бы научиться
быть не кошкой, а волчицей,
по ночам пугать луну
и любить всегда одну.

03:10 

Пруденс.Патриция.Пенелопа.
Благоразумие. Величие. Преданность.
копится нежность к тебе копится
колется нежность к тебе колется
под сердцем свила гнездо
отзывается на каждый вздох
ночью горлом идет-капает
очевидностью доканывает
гладит все подкожные родинки
все нервишки мои неровные
вырастает комочком маковым
на кулак меня наматывает
проливается истерикой
и режет до крови и жестко стелет
и просится к тебе в руки брызнуть
и как твои увлечения то галопом то рысью
и без знаков препинания
и лекарственно понимание
она не я она не я она не я она не я
и ты для нее что-то другое особое
нежность моя как спортсмен собрана
как бравый военный собрана
как пупырышки на коленях содрана
до мяса содрана до самого мяса
и умеет обнимать тебя и умеет с тобой смеяться
и умеет видеть тебя глубже глаз
и помнит каждую метку и помнит как обожглась
и ззззззззззззззз под кожей как яд
вот такая она вот такая я

08:35 

Бегущая по медленному снегу.

Пруденс.Патриция.Пенелопа.
Благоразумие. Величие. Преданность.
Ты прибежишь неизгнанной в мой сон,
Ты прибежишь в любое время года,
Меняя в нем число и небосклон
И проставляя что тебе угодно.
Ты пробежишь по зыби всех морей,
Где собраны все сны такие оптом,
Как амфоры прозрачных кораблей, -
Их не дождались гавани и порты.
Но ты - помимо снов - живешь везде
И ловишь несговорчивое небо,
Бегущая по медленной воде,
Бегущая по медленному снегу…

08:34 

Всё ближе и ближе...

Пруденс.Патриция.Пенелопа.
Благоразумие. Величие. Преданность.
От пяток до прядок,
От плеч до ресниц -
Мир огненных пряток,
Настигнутых птиц, -
Как с ветки на ветку,
С небес - в небеса:
По самым заветным
Томятся уста.

От устья к истоку -
Устами воспет
Тот, боговым соком
Расплесканный свет:
Все ближе и ближе
Ловитвы твои:
От лба до лодыжек -
Спиралью любви.

Таинственным садом
Ко мне прикоснись:
Там в губ мириады
Целуема жизнь -
От лилий подлунных
До лилий виска,
Как небо целует
Свои облака…

08:33 

...И медлят души,как улики...

Пруденс.Патриция.Пенелопа.
Благоразумие. Величие. Преданность.
Ни забытья, ни утоленья!
И жизнь моя лежит ничком
На дорогих твоих коленях
Полунадломленным цветком.
Ты долго гладишь мои пряди,
Как лепестковый легкий лес...
Щемит от чуда до отравы
Мой горький блик, твой горький блеск.
Соединенье лика с ликом,
Отверстых уст, тоски с тоской, -
И медлят души, как улики,
Как Моисеи пред кустом.
...Таким мне видится свиданье
Безумное - пред неземным.
…И ловит пепел ожиданья
Смерть женским зеркальцем ручным...

08:32 

Удерживать тебя на языке...

Пруденс.Патриция.Пенелопа.
Благоразумие. Величие. Преданность.
Удерживать тебя на языке:
Плеск имени, что эхом отдается
Во всех глубинах… если позовут –
Мы станем откликаться в унисон.
Стяженье общих гласных и согласных –
Женьшеневая чувственная горечь.
…Удерживать тебя на языке.

…Удерживать тебя на языке:
Код влаги тайной и блаженства коду –
О, как ты растекаешься по нёбу –
Так терпкоснежнонежноневозможно
Всем послевкусием моих печалей,
Всем полнолунием моих печалей –
И затекаешь в сон… и долго длишься,
И после… после дождичка в четверг,
Который никогда не наступает
На этом свете. Впрочем, и на том.
А мы еще не умерли. Я плачу.
…Удерживать тебя на языке.

Удерживать тебя на языке:
Мне кажется, я знаю все изгибы
Твоих сияний, снов, июлей, страхов,
Твоих теней и тела твоего –
От альвеол до щиколоток бледных.
Мой именной изгибчивый ручей,
Моя вода нежданная живая,
Куда уводишь ты? Все в ту же смерть?
Но мы и так давно в ее границах,
И нас она боится потерять,
Как я – тебя.
…Синицы на балконе.
Твое «люблю» над мертвыми полями.
…Удерживать тебя на языке…

08:31 

Поцелуй с двойной цикутой.

Пруденс.Патриция.Пенелопа.
Благоразумие. Величие. Преданность.
Наша любовь помечена смертью.
Наша любовь не прошла по смете
В райском реестре, графе, таблице
С росписью божьей и грифом «сбыться».
Мы разминулись на «жизнь не вместе».
Скоро закончится интермеццо –
Дай мне до срока сказать «спасибо»
Небу надежды и суицида.
Ангел наемный, кончай свой лепет.
…Я тебе снилась зимой и летом
Кельей колен, колыбельной пальцев,
Пламенем нежным с мольбой остаться.
Почта смертельная в межреберье -
Все, что останется нам обеим.
Кофе – отдельно, январь – всеведущ.
Северный ветер… Ты не приедешь.
Куришь и плачешь в сугробе пледа.
Пепел на джинсах… Я не приеду.
И над блаженной не лжет минутой
Смесь поцелуя с двойной цикутой.

Она пахла мёдом и молоком... СООБЩЕСТВО ЛЕСБИ-ЛИРИКИ.

главная